Городские часы



(из темы: Объекты )

Статья опубликована в третьем номере самого лучшего журнала о дизайне — «Проектора».

Часы в современной городской среде — вещь неоднозначная. Какая-никакая типологизация этих объектов стала возможной довольно поздно. Примерно до середины ХVIII века городские часы можно было делить разве что на башенные и фасадные да на механические и солнечные, поскольку встречались они исключительно в форме архитектурных фрагментов и отдельных сооружений. Объяснение простое: ввиду запредельной их стоимости заказать «публичные» часы могли позволить себе только муниципальные или федеральные структуры.

Поначалу горчасы можно было считать своеобразным предметом «общегородской» роскоши, поскольку, например, в Европе они абы кому не доставались — город только тогда признавался сколь-нибудь значимым, когда ему предоставлялось право иметь ратушу и в придачу к ней городские часы. Взлетевший некогда на волне ЖЖ-популярности Бобруйск заслужил это право больше 200 лет назад, в 1764 году, решением главной конфедерации Великого княжества Литовского. Однако до XXI века в городе так и не появилось ни ратуши, ни часов. Работники городского Водоканала решили устранить историческую несправедливость. С ратушей дело почему-то не заладилось, но зато с башенными часами все прошло успешно, и в 2003 году на самой старой водонапорной башне в центре города появились первые в истории Бобруйска башенные часы (правда, без боя).

Частная собственность
Позже, когда стационарные часы стали доступны частным лицам, на первом плане стояли их утилитарная и статусная функции. Основными владельцами «публичных» часов, помимо городских советов, становились местные ювелиры и торговцы, поскольку «стали доступны» в данном случае не означает «сильно подешевели». Следы этой тенденции и сейчас хорошо прослеживаются в любом небольшом городке Британских островов: 70% ювелирных лавок там оснащены часами, а остальные хронометры извольте наблюдать на церквях и ратушах да еще на главном перекрестке города — один или два. И это действительно был статус в чистом виде, поскольку, кроме признания горожан, часовладелец не имел практически никакой выгоды… Вот представьте, вживить себе циферблат на лоб — окружающие оценят пользу и получат удовольствие, но обладателю от этого, кроме неудобства и относительно здоровой популярности, никаких выгод.

Утилитарная функция
Любопытный пример из истории города Корка, что в Ирландии. Здесь в 1843 году городской совет, когда обсуждался вопрос установки курантов на церковь Св. Анны Шэндонской (St. Anne’s Church in Shandon), руководствовался следующими соображениями: «…поскольку положение рабочего класса в городе настолько тяжело, что у большинства людей нет ни карманных, ни настенных часов, практически никто из них не может точно определить время…». Инициатива была поддержана местными медиками (!), которые утверждали, что «…население регулярно подвергается опасности интоксикации, поскольку из-за отсутствия в частных домах часов оно лишено возможности вовремя принимать прописанные лекарства». Куранты установили на колокольню, и, что примечательно, они немедленно получили в народе прозвище Четверолицый Врун, поскольку ни один из четырех циферблатов не показывал правильное время (и до сих пор, кстати, не показывает). Статистики отравлений корковчан в результате несвоевременного приема лекарственных средств до наших времен не сохранилось.

Внешний вид
В эпоху индустриализации понимание престижной функции публичных часов претерпело значительные изменения. Если до середины XVIII века основные средства вкладывались в технологии (точность и надежность механизма, его ремонтопригодность и т. д.), то после удешевления технологий стало понятно, что главное в Престижных Городских Часах — дизайн и именно на него и надо делать ставку, чтобы хоть как-то наследить в Истории. В ХХ веке развернулись мегаломаны, ибо стало возможно творить часы буквально «из всего» — из клумб, фонтанов, зданий, городских районов и даже из лесопарковых массивов.

Стремительное развитие технологий XIX-XX веков не дало уличным часам времени на полноценное превращение из сугубо индивидуального в массовый городской объект. Удешевление производства лишь позволило свободно устанавливать часы в городе как отдельно стоящую конструкцию, но востребованность этого объекта в мегаполисе по сравнению с теми же урнами, скамейками, фонарями, колесоотбойными тумбами и другими интересными вещами все же относительно мала. Разумеется, при этом не рассматривается самый новый из функциональных аспектов горчасов — коммерческий, но об этом ниже.

Последний всплеск индивидуальности в среде городских хронометров наблюдался в 1920-е годы, когда в западноевропейских и североамериканских городах появилось множество уличных часов в популярнейшем тогда стиле ар-деко. К 1960-м годам их поголовье значительно сократилось, и в мире наступило засилье безликих цифровых табло, совмещающих функции часов, барометров, индикаторов курсов валют и других переменных, столь же необходимых в повседневной жизни. Однако в преддверии миллениума в тех же США наступило то, что местные эксперты называли «часовым бумом» — крупные частные и муниципальные клиенты кинулись заказывать всевозможные времяизмерительные конструкции, в дизайн которых вкладывались вполне приличные средства. Вернулась мода на механические часы, не в последнюю очередь и потому, что цифровые времяизмерительные приборы оказались накладными в эксплуатации, потребляя изрядное количество электричества.

Сегодня очень редко можно найти типовой муниципальный проект уличных часов, который был бы при этом еще и приятен взгляду. Весьма примечательно то, что в основном такие проекты присущи Восточной Европе. Мы не претендуем на объяснение этого явления, возможно, аукается былая тоталитарность, но несомненно то, что в Западной Европе гораздо сложнее найти единообразную конструкцию городских часов, скорее, все держится на частной инициативе. Впрочем, наверное, не всегда. При путешествии по Британии, например, создается впечатление, что в XV-XVIII веках здесь существовала некая разновидность государ-ственного заказа на городские часы, поскольку во всех городах и городках страны, на всех более или менее значительных постройках часы и куранты выглядят одинаково, как будто их сделали в одной мастерской. А короткая экскурсия по Дублину наводит на мысль, что все уличные часы, в особенности коммерческие, сегодня (и вчера, и позавчера…) изготовляются в Корке — втором по величине городе Ирландии.

Относительно короткий период реальной востребованности уличных часов продолжался, пожалуй, во время индустриальной революции, когда развитие промышленно-сти и транспорта ненавязчиво вынудило горожан подстраивать свой жизненный ритм под форс-мажор в виде железнодорожных, пароходных и всяческих других расписаний.

Так, например, на рубеже XIX и ХХ веков московские власти охотно содействовали установке новых больших часов: в городе интенсивно вводились трамвайные маршруты, расписание которых напрямую зависело от возможности знать точное время. Одними из таких «публичных» часов стали куранты, восстановленные по инициативе торговцев на Сухаревской башне. Кстати, они же первыми и пострадали от своего благого начинания. Куранты быстро стали эталоном измерения рабочего времени, и когда городовые по вечерам требовали сворачивать торговлю, лавочники больше уже не могли ссылаться на свои карманные часы, которые, естественно, заранее подводили в нужную для себя сторону. Также были недовольны родители великовозрастных балбесов, так как продвинутая молодежь легко могла закладывать свои карманные часы и вместо них пользоваться любезно предоставленным горадминистрацией хронометром.

Сухаревские часы долгое время считались самыми красивыми из всех московских. Причем настолько красивыми, что домовладельцы Сухаревки после установки курантов повысили квартплату своим жильцам, с чем общественность, скрепя сердце, молчаливо соглашалась.

Наше время
У современных горчасов на первый план вышли, пожалуй, две основные функции: утилитарная и коммерческая. Первая по-прежнему особенно актуальна вблизи транспортных узлов — железнодорожных станций, автовокзалов, аэропортов и т. д. 

Вторая функция, без преувеличения, является основной в наше время для любого города с населением больше 100 000 человек. Очевидно, установка часов, в отличие от рекламного щита или вывески, менее затратна, поэтому многие компании готовы послужить на благо общества, устанавливая часы на фасадах своих офисов и не забывая при этом снабдить их рекламным сообщением. Так, супермаркеты сети Marks&Spencer можно узнать издалека не только по вывеске, но и по специфической формы циферблату. Примечательно, что многие соразмеряют профиль своей деятельности с уместностью часов на фасаде. Так, например, вы редко встретите циферблат у дверей казино, но очень часто — над входом в адвокатскую контору, ювелирный магазин или супермаркет. В последние годы на ниве временнóй коммерции проявляют себя и городские власти, устанавливая часы на улицах и размещая на них рекламу. Так, в Питере в начале века встречались потрясающие своей уродливостью конструкции, циферблат которых было невозможно разглядеть уже метров с пятнадцати, но зато рекламный щит на них выглядел вполне полноценно. Подобные тенденции внушают некоторое опасение за будущее горчасов, но будем все же надеяться на лучшее — время, говорят, лечит.

Опубликовано 6.06.2008



Фотогалерея по теме:

Городские часы


http://www.cityforms.ru/photo/images/IMG_0834-thumb.jpg

Посмотреть фотографии



• • • • • • • • • • •

Комментарии:  


Ваш будет первым, пишите, не стесняйтесь!

Написать свой:  

Если Вы не хотите оставлять комментарий, но вам интересно, чем кончится обсуждение, введите свой e-mail и нажмите "Готово!":
Подписаться на комментарии
Отписаться от комментариев (введите ваш email )